Рекламное агентство Хабеас Корпус, Журнал Продвижение Продовольствия
E-mails: info@habeas-russia.ru, o.frizorger@habeas-russia.ru,
copy@habeas-russia.ru, s.frizorger@habeas-russia.ru,
infospb@habeas-russia.ru
Телефоны для связи: +7 (812) 498 97 42,
+7 (903) 097 99 96
Рекламные площади:
• ж/д вокзалы
• пригородные электрички
Рекламные площади:
российские
аэропорты
B2В конференции:
• организация и проведение
• продвижение продукта
Издательство журнала:
«Продвижение продовольствия.
Prod&Prod»

С чистого листа

РынокРынок

Россия может стать ведущим экспортером биопродукции

потенциал: В современных условиях потребность в натуральном и здоровом питании приобретает особую актуальность. Между тем европейские страны и США весьма ограничены в возможностях традиционного экологического земледелия, тогда как огромные территории РФ являются богатейшим ресурсом в сфере производства продовольственных товаров органического происхождения

Дарья ЛУКЬЯНОВА
Расширение производства органических продуктов в настоящее время является одним из ведущих мировых трендов. По данным International Federation of Organic Agriculture Movements (IFOAM), в 2000-2012 годах этот рынок вырос с 18 млрд до 65 млрд долларов, а к 2020 году прогнозируют увеличение его объема до 200-250 млрд долларов. Натуральное сельское хозяйство практикуется в 160 странах, 37 млн га сельскохозяйственных земель находятся в ведении 1,6 млн фермеров. Мировые лидеры в отрасли экопродукции – это США, Германия, Великобритания, далее следуют Италия, Испания и Франция.
На сегодняшний день Россия отстает от Европы в этой области на 15–20 лет. Отечественный биосегмент оценивается в 80 млн евро, а его ежегодный рост – в 30-40 %; однако на долю экологических продовольственных товаров приходится всего 0,2 процента всех потребляемых в стране продуктов питания. Более того, основная часть рынка принадлежит европейским импортерам.
Главное препятствие для развития органического производства в России – отсутствие соответствующего законодательства. Значительным шагом на пути к международному признанию отрасли стал законопроект «О производстве органической сельскохозяйственной продукции», очередная редакция которого была представлена в марте 2014 года. Документ сделает обязательным контроль всех этапов выработки биопродукции независимыми системами сертификации, которые аккредитовывает государство согласно прописанным требованиям. Подтверждение соответствия процессов изготовления экопродуктов осуществляется в форме добровольной сертификации. 
Маркироваться как «органический» сможет только товар, имеющий свидетельство в аккредитованной системе сертификации и включенный в Государственный реестр производителей органической продукции Российской Федерации. Будет ли принят документ и в каком виде покажет время, а сейчас говорить о сколько-нибудь серьезном госрегулировании отрасли не приходится. 
И эта проблема не единственная. Остро стоит вопрос стоимости экологически чистых продуктов, которая складывается из многих факторов, в том числе и объективных (например, для ведения органического земледелия нужна принципиально новая сельхозтехника, которая производится только за рубежом). Играет роль и ненасыщенность рынка, его малые объемы, ведь масштаб производства, как известно, – один из факторов снижения цены. 
Впрочем, стоимость натуральной продукции высока во всем мире. Так, исследование, проведенное в странах Центральной Европы, выявило, что наивысшая ценовая разница – у растительных масел и печенья (до 300 %); напротив, самые низкие показатели отмечены у тростникового сахара и молочных изделий (2 и 20 %); экоовощи оказались в среднем на 140 % дороже, чем обычные.
Юридический вакуум, отсутствие нормативно-правовой базы, возможность торговать продовольственными товарами с высокими наценками становятся причинами возникновения и другой проблемы – появления на рынке недобросовестных производителей, продукция которых не является экологической, но при этом стоит как органическая. Так, например, по данным Лиги здоровья нации, около 45 % несертифицированных российских предприятий необоснованно размещают на упаковке маркировку «био». Разумеется, подобные прецеденты подрывают доверие потребителей, не готовых платить немалые деньги, не будучи уверенными в том, что они покупают действительно чистый продукт. 
Отчасти по этой же причине поставщикам затруднен вход в торговые сети, которые готовы работать с экотоварами. По словам заместителя исполнительного директора сети супермаркетов «Азбука вкуса» Романа Гурова, в этих магазинах количество натуральных продуктов в общем ассортименте составляет около 7 %. «Это достаточно большая цифра. И вся эта продукция импортируется из Европы и Северной Америки. Российские наименования на полках есть, но их можно пересчитать по пальцам», – комментирует он. 
Одним словом, отечественное экологически чистое производство находится сегодня в зачаточном состоянии, хотя попытки упорядочить этот разрозненный и стихийный рынок, несомненно, предпринимаются. В то же время эксперты говорят о большом потенциале российских органических продуктов. 
 
ПЕРСПЕКТИВЫ И ЭКСПОРТНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ
Некоторые компании, работающие в отрасли органической продукции, имеют международные сертификаты уполномоченных на их выдачу иностранных организаций, отвечающие общепринятым стандартам – Директиве ЕС 834/2007 и Стандарту 889/2008. В целом же всех российских производителей условно можно разделить на несколько групп. Помимо вышеназванных, это предприятия, выпускающие продукты со знаками частных отечественных систем сертификации, некоторые из них прошли государственную регистрацию (например, маркировка «Эко-контроль»). 
Наконец, еще одна группа – фермеры и крестьянские хозяйства, которые называют себя производителями био- и органик-продукции, но не решаются по тем или иным причинам на получение сертификатов и потому остаются, скажем так, не легализованными. Отсутствие маркировок, соответствующих западным стандартам, и, самое главное, невозможность получить их в России, – пожалуй, главное препятствие для выхода отечественных компаний на зарубежные рынки. 
Между тем, по мнению экспертов, российская продукция имеет хорошие экспортные перспективы. Более того, поставки органических товаров в Европу могли бы стать одной из ведущих статей экспорта РФ. По некоторым оценкам, к 2020 году Россия может занять значительный процент мирового производства экологической сельхозпродукции с объемом в 600-700 млрд руб. 
Среди главных факторов, обеспечивающих потенциал российских игроков на международном рынке, эксперты называют наличие ресурсов: это 20 % запасов пресной воды в мире, 9 % пахотных земель, 58 % мировых запасов чернозема, свыше 40 млн га сельскохозяйственных угодий, которые не были задействованы в производстве на протяжении нескольких десятков лет (на Западе, например, считается, что земля может быть использована для выращивания органической продукции, если она «отдыхала» 5 лет). 
Речь идет в первую очередь о Средней полосе; несмотря на то, что она считается зоной рискованного земледелия, для биопроизводства именно этот фактор может стать решающим. В непростых и переменчивых климатических условиях количество вредителей и сорняков уменьшается по сравнению с южными областями, а значит, и от химических средств, используемых для борьбы с ними, можно отказаться в пользу традиционных методов. Впрочем, заниматься тем или иным экологически чистым производством можно, по словам участников сегмента, практически в любом климате. 
Продвижение на западных рынках отличается и с маркетинговой точки зрения: для производителей упрощается задача работы с потребителем. В отличие от россиян, большинство из которых пока еще слабо представляют себе, что такое органические продукты и чем они отличаются от обычных, европейцы и американцы прекрасно знакомы с этим термином. Поэтому разъяснительная работа, направленная на просвещение и информирование потенциальных покупателей, по большому счету не требуется. 
Как уже было сказано, главное препятствие для выхода отечественных производителей на западные рынки, – отсутствие необходимой сертификации и маркировки. Второй вопрос, на который нужно найти ответ: поиск свободных ниш, потенциальная востребованность российской продукции в Европе, определение векторов сбыта. 
Например, в Дании 90 % товаров со знаком «био» реализуется через супермаркеты, оставшуюся долю рынка делят фермеры и специализированные магазины. Органический рынок этой страны непростой для зарубежных поставщиков: государственная маркировка наносится на продукты, которые произведены или переработаны на своей территории, а импортируется, как правило, только сырье (например, фрукты и овощи завозятся из Франции, Нидерландов, Испании, Италии). 
В Германии через супермаркеты реализуется лишь 35 % органической продукции, еще 20 % продают сами фермеры, прочее поступает в специализированные магазины. Собственное производство натуральной еды обеспечивает около 60 % спроса, остальная доля импортируется. Ввозятся, в основном, свежие и переработанные овощи и фрукты, а также орехи, чай, кофе, какао, специи, масла. Важными источниками импорта являются развивающиеся страны.
Самые популярные экопродукты у жителей Финляндии – молоко, овощи, яйца, растительное масло и хлеб, а также мясо, которое обычно продается в небольших лавках, тогда как остальной ассортимент представлен в супермаркетах. 
Один из крупнейших европейских рынков продовольствия – Франция, основной канал реализации органической еды здесь – супермаркеты, через которые продается около 50 % таких продуктов. За счет внутреннего производства удовлетворяются потребности французов в молоке и мясе, а вот свежие овощи, фрукты, зелень, крупы и зерновые, чай, мед, кофе завозятся из других стран, среди которых Германия, Нидерланды, Словакия, Польша, Венгрия, Великобритания. Французская национальная экомаркировка может наноситься на товары, произведенные в других странах, если они соответствуют утвержденным требованиям. 
Кстати, французский рынок сегодня – один из самых динамичных. Например, не так давно министерство сельского хозяйства этой страны обнародовало проект, согласно которому к 2017 году в народное потребление повсеместно будут введены продукты, выращенные традиционным способом, за счет значительного расширения биоплощадей. Причиной появления этого амбициозного плана стал увеличивающийся спрос: согласно последним исследованиям, 86 % французов положительно относятся к органическому сельскому хозяйству в большей степени из-за его экологичности. 43 % жителей страны регулярно употребляют в пищу биопродукты, 75 % хотели бы, чтобы их дети также питались натуральной продукцией. 
Таким образом, в Европе сформировались полноценные рынки органической продукции в таких сегментах, как овощи и фрукты, молоко и молочные продукты, детское питание, сельскохозяйственное сырье для переработки (прежде всего зерновые культуры). Ну а перспективы на европейских рынках есть в первую очередь у, скажем так, аутентичных российских продовольственных товаров, которые практически нигде, кроме как на территории нашей страны, не выращиваются и не производятся либо обладают уникальными качествами и потребительскими характеристиками. Среди них, например, дары леса – ягоды, грибы, лекарственные травы, орехи. 
Дикоросы, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, в районах, удаленных от промышленных производств, при правильном подходе могут стать прибыльной статьей экспорта – об этом говорят представители не только бизнеса, но и органов государственной власти. Например, в марте 2014 года на XI Красноярском экономическом форуме было объявлено о создании некоммерческого национального союза заготовителей и переработчиков дикорастущих растений и ягод, в который вошли представители ассоциаций Алтайского, Красноярского, Приморского, Хабаровского краев, Московской, Томской и Новосибирской областей. Еще в десяти регионах заявили о готовности поддержать идею, одобренную Минприроды и Минсельхозом страны.
По словам профессора Сибирского федерального университета, доктора биологических наук Елены Ивановой «российские просторы усыпаны земляникой, клубникой. На севере запасы первоклассной голубики, черники, клюквы, брусники неисчислимы. При обилии собственных вкуснейших грибов мы продолжаем импортировать консервированные шампиньоны. Заготовку кедровых орехов только от Урала до Приморья можно в ближайшие годы увеличить с сегодняшних 30 до 150 тысяч тонн». По предварительным оценкам, эта отрасль может обеспечить в будущем до 10 процентов валового национального продукта России и тем самым уменьшить зависимость страны от экспорта нефти и газа.
О необходимости диверсификации экспорта дикорастущих ягодных культур, лекарственных трав и лесных орехов говорится и в проекте Национальной экспортной стратегии на период до 2030 года, разработанном Министерством экономического развития. Согласно документу, кроме минерально-сырьевого комплекса, где периодически возникают новые экспортные позиции, Россия крайне слабо использует свои огромные территориально-природные ресурсы. В ведомстве уверены, что в перспективе мировым рынком могут быть востребованы самые различные комбинации естественно-географического потенциала РФ: от поставок пресной воды в районы, испытывающие в ней нехватку, до реализации крупномасштабных международных экологических проектов.
Конечно, сами по себе дикорастущие растения, хоть с высокой долей вероятности и являются экологически чистыми, для поставок на Запад требуют соответствующей сертификации. Но, по мнению экспертов, с учетом невысокой стоимости производства, организация сбора и переработки дикоросов, а также получение необходимых сертификатов и прав на маркировку – во многом дело техники и личной инициативы заинтересованных представителей бизнеса.
Одним из направлений российского биоэкспорта мог бы стать мед, особенно в свете последних решений Европарламента. Озабоченность депутатов вызвал продукт, который поставляется в большинство европейских стран из Латинской Америки, где широко распространено выращивание ГМО-культур. Правительствам государств Европы было предложено прислушаться к выводам парламента: лучшее средство обезопасить себя от наличия в продукции пестицидов генномодифицированных компонентов – наладить поставки органического меда.
К преимуществам для потенциальных российских экспортеров можно отнести и тот факт, что в ЕС, при всей активности развития органического рынка, существует немало угрожающих ему обстоятельств. Так, помимо физического дефицита сельскохозяйственных земель, существует очень большая пестицидно-гербицидная нагрузка – 300 кг на гектар земли. А в США проблема для экологического земледелия – засилье ГМО-культур, которыми засеяно более 60 млн га. Таким образом, собственный производственный потенциал основных потребителей экопродуктов уже практически исчерпан, а число приверженцев здорового питания стабильно растет. Немалая доля производства приходится на развивающиеся страны – Индию, Мексику и другие, и Россия потенциально способна занять ведущее место в экспорте органической сельхозпродукции на рынки США и Евросоюза.
Этого же мнения придерживается, в частности, и Альдо Черви, глава представительства Итальянского института этической и экологической сертификации (ICEA) в Восточной Европе и России: «На данный момент органик-продуктов, поступающих в Европу из России, очень мало. Но Европа в них чрезвычайно заинтересована и готова покупать. Сейчас на органический рынок активно выходит, например, Индия; думаю, только потому, что больше никто из ближайших соседей не может предложить свои продукты Европе. В Италии многое импортируется из Румынии. Мы импортируем, в частности, сырье для кормов – это основа нашего импорта. Большинство поступает из Восточной Европы». 
По словам законодателей, федеральный закон «О производстве органической сельскохозяйственной продукции и внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации» будет принят в 2015 году. Учтет ли он все пожелания производителей, утверждать однозначно пока рано, однако очевидно, что уже сейчас можно говорить об определенных подвижках в направлении легализации предприятий, выпускающих (или планирующих выпускать) органически чистую продукцию. Как бы то ни было, уже сегодня, не дожидаясь решений государства, компаниям, планирующим занять пустующие пока ниши на международных рынках, необходимо тщательно подготовиться к выходу на них, наработав опыт и создав если не бренд, то имя и репутацию.